Страх смерти - инстинктивная реакция человека

Новосаратовская Теологическая Семинария - tich - Теология

В  Религиозной духовной образовательной организации высшего образования "Теологическая Семинария Евангелическо-Лютеранской Церкви" проходят очередные курсы повышения квалификации. Несмотря на сложную тему – «Смерть, погребение, эсхатология» – они вызвали большой интерес у участников. Слово – ректору, доктору теологии Антону Тихомирову.

– Почему для курсов КУИТ была выбрана именно эта тема?

Тема эсхатологии сейчас очень популярна, прежде всего, за пределами христианской Церкви. Активно распространяются так называемые «светские эсхатологические концепции», появляется много романов-катастроф и постапокалиптических фильмов. В общем, тема вызывает живой интерес. Тем важнее осмыслить ее с христианской точки зрения, дать нашим служителям ясные ориентиры, помочь им отстаивать свою позицию, но при этом находиться в живом диалоге с обществом.

– В чем суть вашего курса?

На своих занятиях я рассказываю о самых известных и влиятельных в современном богословии и современной церкви эсхатологических концепциях. Диапазон максимально широк: мы говорим о непротестантских взглядах, православных воззрениях, римско-католических и лютеранских теориях. Важно, что все эти концепции более-менее современные, традиционные христианские взгляды выражаются на понятном нашему современнику языке. Это не делает их простыми, на занятиях видно, что не все идеи сразу и легко усваиваются. Но, по крайней мере, авторы этих теорий говорят не на языке схоластики или ортодоксии.

– Какая идея усваивается сложнее всего?

Практика показала, что больше всего вопросов вызывают конфессиональные лютеранские взгляды, представленные, например, в виде воззрений Вернера Элерта. Это может зависеть и от богословских языковых особенностей данного мыслителя. Другие взгляды оказываются очень простыми для понимания, но неприемлемыми в силу своей примитивности. Такие, как диспенсационализм. Большой интерес и продолжительные дискуссии вызвали воззрения Тейяра де Шардена, или с протестантской стороны – Эберхарда Юнгеля.

– Стоит ли бояться смерти?

Это не совсем точный вопрос. Страх смерти инстинктивная реакция человека, и с ней ничего не поделать. В любом случае ни одна концепция не сможет от него освободить, однако она может осмыслить, чего именно мы боимся, и отнестись к своему страху осознанно.

– То есть вы рекомендуете регулярно рассуждать о смерти?

Безусловно. 

– Обложившись романами-катастрофами и пересматривая постапокалиптическое кино?

Это в любом случае не повредит. Но в первую очередь я бы последовал рекомендации Лютера: он говорил, что перед смертью у нас есть три страха. Страх смерти как потеря жизни. Страх перед Судом. Страх перед Адом и проклятьем. Пока мы живы и полны сил, нам стоит обращать внимание на эти страхи и помнить о них. Не для того, чтобы загонять себя в депрессию или подобно некоторым монахам спать в гробах, а для того, чтобы научиться с ними бороться. И в тот момент, когда придет наш смертный час, и мы будем слабы, у нас достало сил решительно прогнать эти страхи от себя и довериться Божьему милосердию, которое бесконечно сильнее всех этих угроз.