Календарь на месяц

В Своем преображении Иисус, еще проживая на земле, на короткое время открывается Своим ученикам как Сын Божий в Своей славе. Это единственный раз, когда ученики через Иисуса физически ощущают близость небес, и это переживание восхищает их так, что они хотят отсаваться там. Но рассказ заканчивается тем. что путь ведет обратно в этот мир, в котором ученики хоть и получили надежду, но все же подвергаются нужде и бедам. Таким образом, преображение проводит связь между славой Сына Божьего и Его смертью, в которой Он искупил человечества не пользуясь Своим статусом Божьего Сына, а жертвуя Собой как человек.
Литургический свет дня преображения Господня как праздника, посвященного Христу - белый цвет света и одежды перображённого Иисуса.

 

"Всякому имеющему дастся и приумножится" - заявление о том, что это так не только в повседневной жизни, но еще и в Царстве Божьем, сначала раздражает. Правда, главная суть притчи о талантах - в другом. Отрицательный персонаж - тот раб, который надёжно зарывает свое серебро в землю: страх потери, перестраховщичество, опасение рисков, сохранение состояния собственности не подходят благодатному дару Бога. Всё это закрывает путь в Царство.
Вот и Павел в чтении из Послания исповедует переоценку всех своих жизненных ценностей: для него всё сор, что он до того записывал себе в "преимущество", и ради "праведности, которая через веру во Христа" он охотно опустощает все свои счета.
Страшно становится и пророку Иеремии, когда его настигает зов Божий - он догадывается, что его ждёт. Опрокидываются жизненные планы и ценности. Но дар велик: "Я поставил тебя в сей день над народами и царствами..."
Если мы боимся потерь, то пусть Господь даст нам смелость рассчитывать на Него.
Девятое воскресенье после Троицы стоит под знаком притчи о талантах. Бог нам дал то, что можно умножать собственным усилием. Нас меряют по тому, как мы плодотворно применяем эти "дары". Это воскресенье также призвано напомнить нам о том, что мы есть то, что мы есть, и имеем то, что имеем, благодаря небесному Отцу.

 

"Слушай, Израиль..." - так начинается "шма", основное исповедание израильского народа (см. ветхозаветное чтение на первое воскресенье после Троицы). Десятое воскресенье после Троицы посвящено Израилю. Речь об отношениях между Израилем и Церковью. Какие здесь открываются проблемы, видно по тому, что новая немецкая Евангелическая Богослужебная Книга предлагает альтернативную возможность чтения из Евангелия - Марк 12:28-34: книжник, соединяющий "шма" с заповедями любви к Богу и к ближному, согласно Иисусу "недалеко от Царствия Божия". Вероятно, этот текст выбран, чтобы высветить общие корни и общую основу веры. В старом чтении из Евангелия Иисус плачет о разрушении Иерусалима, которое Он предвидит, и толкует его как последствие недостатка "познания времени". Вовсе не обязательно понимать этот текст как обращенный против Израиля - слёзы Иисуса показывают Его любовь к Свему народу, а Церковь слишком часто в своей истории была слепа на оба глаза, когда речь шла о том, чтобы опознать знамения, которые Бог вписывал в ее "время".
Апостол Павел, как мы читаем в чтении из послания, тоже испытывает "великую печаль и непрестанное мучение сердцу", думая о своих "братьях"; ибо Израилю принадлежит - неизменно - "усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования".
Ветхозаветное чтение подтверждает это высказывание и указывает на его место в истории народа: "вы будете Моим уделом из всех народов" или, в другом переводе, "прежде всех народов".

 

"Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди" - такую фразу можно представить себе не только в устах фарисея, по праву гордящегося своими добрыми делами, но и в устах обращённого мытаря, осознающего свою особую роль в этой притче. И смирение может превратиться в высокомерие, если человек приписывает его себе как достижение, отличающее его от других. В послании это метко сформулировано с догматической точки зрения: "... не от дел, чтобы никто не хавлился".
Ветхозаветное чтение рассказывает о том, как пророк Нафан обличает великого царя Давида: "Ты - тот человек!" Давид исповедует свой грех и спасается; но его ребёнок умирает - эта история явно ставит другие акценты, чем Евангелие, а "сочетается" с ним лишь на первый взгляд. Так и молитвы ставят акценты по-разному - на Божьем милосердии, на осознании своих грехов, на опасности переоценки собственных сил.  

 

Рассказ об исцелении глухонемого - очень нужная история для церкви, теряющей дар речи перед вызовом нашего времени. Она показывает и то, как тесно связаны неспособность говорить и неспособность (нежелание?) слышать. Однако за таким толкованием не стоит упускать из виду - отчасти странные - подробности этой истории, которые позже вошли в христианскую литургию крещения в виде обряда "еффафа" (отверзение чувств): на лбу, ушах и носе крещаемого рисуется пальцем крест, по некоторым агендам туда даже входит прикосновение со слюной. То, что крещение связано с отверзением чувств, мы видим и в истори исцеления апостола Павла, ослепшего после встречи с Господом. В ветхозаветном же чтении такое отверзение обретает исторические измерения: не отдельный человек, а весь народ освобождается от глухоты, немоты, слепоты.