Календарь на месяц

"Возможно, она еще принесёт плода" - притча о смоковнице в Евангелии от Луки содержит остаток надежды для этого неблагодарного растения. Как это понимается, показывает первая часть чтения - поэтому опускать ее ни в коем случае не рекомендуется: "если не покаетесь, все так же погибнете".
Похожим образом это формулирует и Павел в тексте из послания, где жёстко осуждает "упорство и нераскаянное сердце", говоря "не разумеешь ли ты, что благость Божия ведёт тебя к покаянию?"
Что такое это покаяние - конкретику приводит текст из Ветхого Завета. Жёсткая критика культа, звучащая в этом, указывает одновременно на то, что такое "покаяние" не может ограничиваться литургическими и духовными стараниями. "Научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетённого, защищайте сироту, вступайтесь за вдову".

С первых времен Церкви существуют дни покаяния и молитвы, которые отмечались постом и совместной молитвой - часто по актуальным поводам: в лице бед и угроз всё население призывалось к покаянию и молитве. В римско-католической церкви в некоторых местах сохранился обычай поститься по средам и пятницам (хотя бы в постные времена). Среда считается тем днем, когда Иисус был предан, а в пятницу Он был распят. Из этих дней возникли большие посты перед большими праздниками. У нас сохранились лишь адвент и Великий Пост перед Пасхой.

Протестантская Церковь переняла практику дней покаяния, введя еженедельные дни покаяния и молитвы по вторникам. Такие дни (с богослужением на весь день) не пользовались особой популярностью, так что в эпоху просвещения было легко сократить эту практику среди протестантов до минимума. Теперь у нас в качестве церковного дня покаяния и молитвы сохранился лишь день в середине предпоследней недели церковного года. Однако общины могут свободно отмечать свои собственные дни молитвы.
На богослужении поётся литания, и не поётся "Аллилуйя".
Литургический цвет всех дней покаяния и молитвы - фиолетовый.

Перикопы воскресенья вечности глядят в будущее, находящееся за пределами наших представления.
Чтение из послания (Откровение 21:1-7) сильный текст с мощными образами. Наконец всякое страдание, всякая разлука закончены: новый Иерусалим спускается на землю, Бог ставит свою скинию у людей. Вряд ли можно найти еще более жгучее, мощное, ликующее описание конца - если только не мерить по ветхозаветному чтению, чьи образы, возможно, еще ближе к жизни и поэтому еще более трогают нас: "Не будут трудиться напрасно и рождать детей на раннюю смерть..." И здесь в великую перемену, в всеобъемлющее примирение вовлекается всё творение: "волк и ягнёнок будут пастись вметсе, и лев, как вол, будет есть солому..."
А вот чтение из Евангелия - притча о девах - привносит во все это ликование более серьезные тоны. Намечается большой праздник - было бы глупо пропустить его из-за собственной инертности, нежелания знать, упётрости и недальновидности. Стих на недели хорошо подводит из этого итоги с помощью двух образов.

Последнее воскресенье церковного года можно отмечать двумя образами: как воскресенье вечности или как день поминовения усопших. Вполне возможна и комбинация того и другого. Евангелическая богослужебная книга предполагает отдельное дополнительное раннее или вечернее богослужение для поминовения усопших в тех общинах, в которых это принято.
Поминовение усопших членов общины существовало с самого начала христианства. Но когда дни памяти мучеников и великих людей начали вытеснять память о неизвестных, то для них был установлен особый день (на востоке в 4 веке, на западе в 7 веке), из которого развился День Всех Святых.
Такой день протестантская Церковь отергла, так как почитание святых, как оно практиковалось в эпоху Реформации, не соответствовало Священному Писанию: святым молились, и их просили о заступничестве, им приписывали функции защитников и посредников, что ни требуется, ни описывается в Священном писании. Однако память о святых осталась разрешенной и даже рекомеднуемой. Эпоха Просвещения не знала, что делать с таким днём, и его праздновали все меньше. Вместо него король Фридрих Вильгельм III приказом от 17.11.1816 ввел в Пруссии день памяти мёртвых (усопших), и другие церкви быстро перенимали его, так как община не допустила бы, чтобы поминовение мёртвых (и падших на войне) совсем исчезло из богослужебной жизни.

В принципе, день поминовения усопших можно отметить в любой день. На такой день существуют отдельные перикопы и молитвы.
Напрашивается, в т.ч. и на основе традиции, именно последнее воскресенье церковного года. Понятно, что его чтения тоже очень уместны для того, чтобы поднять ожидания, сетования, страхи, надежды и вопросы, связанные с воскресеньем поминовения усопших.
Можно представить себе и проведение этого дня в День Всех Святых, 1 ноября.
Смысл дня поминовения усопших в том, что мы остаёмся связанными с умершими в одной общине верующих. Возможно прочтение списка всех прихожан, умерших за прошедший год, но оно не должно быть центром богослужения, а совершаться как последствие вести о том, что мы все имеем вечную жизнь во Христе. Подходящий момент для него - это, например, после проповеди и до просительных моливт, в которых еще особо упомянутся родные. Литургический цвет дня поминовения усопших, если устроить его среди недели - чёрный (или отсутствие парамента). Но если отмечать этот день в воскресенье, то используется цвет, соответствующий церковному году (в случае последнего дня церковного года - зеленый) или же белый как знак того, что Христос, имеющий власть над смертью, знает всех усопших и ведёт их к жизни.  

 

Первое воскресенье адвента стоит под знаком евангельского текста о торжественном въезде Иисуса в Иерусалим. Он придаёт этому дню определенную торжественность.
В это воскресенье еще поётся "слава в вышних Богу", которое потом умолкнет до Рождества.
Как чтение из Ветхого Завета, так и вступительный псалом говорят о Царе из дома Давидова, Который принесёт правду и справедливость. Текст из послания к Римлянам 13:8-12 (13-14) подчеркивает иной аспект: "ночь прошла, а день приблизился".

С первого воскресенья адвента начинается новый церковный год - по традиции, с этого дня начинаются новые литургические книги. Однако по содержанию и оформлению воскресенья адвента тесно связаны с последними воскресеньями церковного года и продолжают тему конца времён и пришествия Господа.  

 

 

После того, как в первое воскресенье адвента на первый план выдвигалась власть Господа, то теперь тема второго воскресерья адвента обращает внимание на аспект искупления и избавления. Приблизился "конец истории", а это значит - конец несправедливости, насилия, страдания и смерти. Тематика второго пришествия Христа и тематика Суда определяют характер этого воскресенья, что выражается в обоих новозаветных чтениях. Ветхозаветное чтение - часть покаянной и просительной молитвы Божьего народа, молящего и вопиющего - как и во вступительном псалме - о том, чтобы ЯВИЛСЯ Бог, их спаситель.
Во всём этом пришествие Христа рассматривается и ожидается не как угрожающая катастрофа, а как желанное, долгожданное, страстно просимое избавление.  
Начиная с этого воскресенья, в адвент не поётся "Слава в вышних Богу".

 

 

В третье воскресенье адвента на первый план выдвигается образ приготовления пути Господу и с этим предтеча Господа", Иоанн Креститель, приготовивший путь Христу. Текст ветхозаветного чтения тоже толкуется как предсказание о Иоанне Крестителе, и чтение из Евангелия занимается этой личностью. В центре стоит его вопрос Иисусу: "Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?" (Матфей 11:3). Ответ Иисуса показывает переход от долгого пути по пустыне к ощутимой реальности Царства Божьего: "слепые прозревают и хромые ходят..." (ст. 5). Он пришел - чужой нам, непонятный, великий гость - и посреди пустынного пространства создает места, возможности для жизни. Там, где Он идёт, мир меняется - даже вопреки сомнений того, кто отказывается это видеть.
Чтение же из послания связано с тематикой этого воскресенья ключевой фразой "Господь грядёт". Оно говорит о том, как мы - домостроители тайн Божьих (1 Коринфянам 4:1-5), надеющиеся (Римлянам 15:4-13) и спяшие, которые пропустят  пришествие Господа, если не проснутся (Откровение 3:1-6) -  обращаемся с той вестью, которую мы приняли. Павел надеется, что Божий Суд принесёт свет во тьму, ясность о намерениях сердец.
Все три написаны в ожидании того, что Господь грядёт, но еше не пришёл окончательно. Это вполне можно связать и со вступительным псалмом и молением, которым он завершается.
"Слава в вышних Богу" не поётся.