Календарь на месяц

Название этого воскресенья - от начала латинского антифона: Exaudi, Domine, vocem meam, qua clamavi ad te; miserere mei, et exaudi me! (Ps 26:7 "Услышь, Господи, голос мой, которым я взываю, помилуй меня и внемли мне").
"Когда же придет Утешитель, Он будет свидетельствовать о Мне" - и в Утешителе ученики Иисуса нуждаются. В этом отрывке из прощальных речей Иисуса, который является чтением из Евангелия на этот день, говорится и об отвержении людьми, и о гонениях, даже о смерти.
Это воскресенье уже направлено к Пятидесятнице - оно подчеркивает прощание, но еще более - положение ожидания, в котором находится община.  
Воскресенье Exaudi отражает то напряжение, в котором находились ученики, когда их Господь вознесса на небеса. Они знают об обещании Духа, но еще не испытали Его. Они живут в почти непереносимом напряжении, так как прошлое уже не имеет значения, а будущее еще не имеет силы. Кажется, настоящее, в котором они бессильны, связывает их.
В этом напряжении звучит речь Иисуса, напоминание о том, что Он обещает Своего Духа; звучит чтение из Послания о любви Христа, превосходящей всякое познание, и очень близкий к ним ветхозаветный текст из пророка Иеремии, в котором Бог уже обещает заключение нового завета с народом, который будет записан в сердцах.

 

Пятидесятница восходит к иудейскому календарю праздников, где она была сначала праздником приношения первоплодов (Исход 23:16). Позже она занывается "праздником седьмиц" (Исход 34:22) и (вероятно, лишь с межзаветного времени) празднуется через пятьдесят дней после Пасхи (Деяния 2:1).
Церковь уже рано отмечала этот праздник, через пятьдесят дней после Пасхи, как завершение пасхального времени.
С четвертого века этот праздник становится все более самостоятельным днем памяти излияния Святого Духа. Скоро добавилась всенощная, на которой тоже, как до того только на Пасху, крестили.
Одно время этот праздник длился восемь дней (октава), а позже был сокращен до четырех или трех дней.
Протестантская церковь переняла этот праздник, но без всенощной. Он остался особо важным праздником до сих пор.

Повествование о событиях, которые мы празднуем, на этот день находится не в Евангелии, а в Деяниях 2:1-18, и читается как чтение из послания. Рассказ полон странностей. Шум в воздухе и огненные языки ознаменовывают пришествие Духа - участвуют воздух и огонь, две из четырёх стихий. Позже еще добавляется вода: три тысячи человек принимают крещение. Где же четвёртая стихия, земля? Возможно, ее представляют те многочисленные, непроизносимые края мира, перечисленные в 9-11 стихах?
Ветхозаветное чтение (Числа 11:1-12.14-17) рассказывает очень приземлённую пятидесятническую историю. Тут речь идет о регрессии народа ("как нянька носит ребенка", ст. 12), о депрессии Моисея ("то лучше умертви меня") и, наконец, о "демократизации" Божьего Духа: Он берётся от Моисея и распределяется среди старейшин.
Чтение из Евангелия, напротив, говорит о великом и неопределяемом, о том, что Утешитель, Дух Святой, "научит вас всему и напомнит вам всё".

Литургический цвет Пятидесятинцы - красный, цвет огня Святого Духа.

 

 

В воскресенье после Пятидесятницы евангелическая и католическая Церкви отмечают день Святой Троицы. Этот день входит в группу идейных праздников, не привязанных ни к какому определенному событию из истории Спасения, а посвященных определенной теме христианской веры. Еще в Древней Церкви была потребность в том, чтобы праздновать эту тайну веры - триединство Бога. Это было тесно связано со спорами о божественности Христа и с борьбой с арианством.
Литургическое оформление веры в Троицы и особый праздник возникли, вероятнее всего, в венедиктинских монастырях. В 1334 году Папа Иоанн XII ввел этот праздник официально для всей церкви. Реформаторы его сохранили. Нынешнее его положение в церковном году позволяет понять этот праздник как выведение итогов из тех событий истории Спасения, которым посвящены великие праздники церковного года. Он как бы проводит догматическую черту под Рождеством (дело Отца), Пасхой (дело Сына) и Пятидесятницей (дело Духа).

Не все тексты для проиоведи открытыми словами касаются триединства Бога, так как его догматическое сформулирование произошло уже после написания всех книг Библии. Лишь троичные формулы (такие как "во имя Отца и Сына и Святого Духа) встречаются уже в Новом Завете.
Чтение из Евангелия от Иоанна 3:1-8(9-15) рассказывает о ночном посещении Иисуса Никодимом. В разговоре между ними речь идёт, в принципе, о пятидесятнической теме: "если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие". Послание к Римлянам 11:(32)33-36 прославляет неисследимую глубину Бога. Ветхозаветное чтение (Исаия 6:1-13) рассказывает о видении пророка Исаии в храме, где серафимы поют Трисвятое - исповедуют святость и славу Бога, перед которой всё сотворённое - и человек тоже - обращается в ничто (ст. 5).

Литургический цвет Троицы - белый.

 

После Троицы начинается длинная череда - от 20 до 24 в зависимости от даты Пасхи - воскресений "после Троицы", просто пронумерованных и не являющихся особыми праздниками - разве что в том смысле, что любое воскресенье является маленькой Пасхой. Каждое из этих воскресений посвящено определенной теме, над которыми всегда стоит общая тема новой жизни, дарованной нам через Пасху.

В некоторых списках тема первого воскресенья после Троицы определяется как "апостолы и пророки". Однако официальное дополнение к агенде возводит в ранг темы чтение из Евангелие - рассказ о богаче и Лазаре.
Этот рассказ многогранен, и пророкам в нём отводится очень даже высокое место. Если кто-то не покаялся под влиянием Моисея и пророков, то и человек, вернувшийся с того света, не расшевелит его. Другая грань - единство любви к Богу и любви к ближнему - подхватывается в чтении из Послания: "И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего".
Теме "Моисея и пророков" (но не апостолов) соответствует ветхозаветное чтение, "Шма Исраэль", основное вероисповедание Израиля. Вводный псалом также мощно говорит о спасительной силе Божьего Слова и Закона.
Стих на неделю выхватывает некий маленький аспект из того и другого. Молитвы объединяют обе грани.
Литургический цвет этого и всех последующих воскресений после Троицы - зелёный.

 

Этот день обрел особое значение, потому что заменил и наполнил христианским содержанием старый праздник летнего солнцестояния. Августин особенно указал на это ввиду того, что община уже не осознавала этот праздник. Примечательно и то, что днем памяти Иоанна Крестителя является день его рождения - обычно отмечается день смерти как день рождения к жизни в небесном царстве.
Обряды с огнем и обряды и поверия, связанные с растительным миром, происходят от языческого понимания дня солнцестояния. Обряды и поверия, связанные с водой, скорее связаны с деятельностью Иоанна - именно как Крестителя.
Иоанн проповедовал о Христе, и поэтому протестантская Церковь особенно ценила этот день. Он и сейчас празднуется во многих общинах.  
Иоанн был сыном священника Захарии и его жены Елизаветы (Лука 1:57-66). Возможно, после смерти пожилых родителей его воспитывали ессеи; в любом случае, он всецело жил в осознании, что скоро наступит что-нибудь новое. Через его проповедь бесчисленное количество людей пришло к покаянию; его крешение было знаком внутреннего очищения и покаяния. Но не он сам был тем новым, что должно было прийти - он должен был лишь указывать на Того, Кто Сам воплощал любящее внимание Бога к людям: "вот Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира" (Иоанна 1:29).  
Иоанн проповедовал покаяние и Ироду Антипе, упрекая его за брак с Иродиадой, которая приходилась ему невесткой и племянницей. За это он попал в темницу в скальной крепости Махерон. В конце Иоанн погиб (был обезглавлен) вследствие пьяного каприла царя Ирода, которым воспользовалась Иродиада (Марк 6:14-29 и параллельные места).
Литургический цвет дня Иоанна Крестителя - белый, так как Иоанн Креститель - не христианский мученик, а предтеча и таким образом - элемент событий со Христом.
Его день одновременно является в церковном году "противоположным полюсом" по отношению к Рождеству Христову.

 

Тема второго воскресенья после Троицы - Приглашение.

Главная суть чтения из Еванеглия на это воскресенье - в том, что раб говорит хозяину, разместив по его повелению нищих и увечных в зале пира вместо изначально приглашённых: "и еще есть место". То, что у трапезы Бога и в Его Царстве есть место нищим, увечным, хромым и слепым, людям с дорог и изгородей - вот что стоит в центре проповеди Иисуса.
Ветхозаветное чтение раскрывает это конкретно и резко: "вы, у которых нет серебра, идите, покупайте и ешьте; идите, покупайте без серебра и без платы вино и молоко!"
Послание ставит это как бы на "правовую" основу: чужие становятся согражданами, пришельцы - своими. Да, в Церкви и сейчас осталось полно места. Бог принимает и угощает всякого, не только тех, кто изначально был приглашён. Об этом же говорят и молитвы, и гимны в этот день.

 

Аугсбургское Исповедание (на латыни: Confessio Augustana = CA) - документ из двадцать одного артикула в первой части и семи артикулов во второй части, зачитанная импературу Карлу V на аугсбургском рейхстаге 25 июня 1530 года в качестве вероисповедания протестантских сословий (курфюрста Иоанна Саксонского, маркграфа Георга Бранденбургского, герцога Эрнста Люнебургского, ландграфа Филиппа Гессенского, а также городов Нюрнберг и Рейтлинген и князя Вольфганга Ангальтского). Семь последних артикулов посвящены тем недостаткам в Церкви, которые опознали как противоречащие Писанию.
АИ - свидетельство того, что речь шла не о написании вероисповедания новой церкви. Важны для него в первую очередь те вопросы, в которых были несогласия между принятым учением и тем, что соответствует Писанию. Таким образом, многое из того, что присуще христианам всех конфессий, вообще не упоминается.
Снчала Меланхтона просили составить АИ для саксонского курфюрста в качестве исповедания для саксонского курфюршества, но остальные подписавшиеся смогли еще присоединиться. Мартин Лютер согласился с этой версией, хотя некоторые вещи хотел бы сформулировать острее.
АИ было зачитано канцлером саксонского курфюрста на немецком языке в малом зале епископской реденции в Аугсбурге. Канцлер читал настолько громко, что толпа на лестнице и во дворе понимала каждое слово. Стало понятно, что исповедующие готовы отдать жизнь за исповедание.
Однако АИ не достигло своей цели - пересмотра учения Церковью. Наоборот, после того, как император долго нуждался в помощи протестантских князей по проблемам внешней политики, теперь начинаются боевые действия между протестантскими и римско-католическими князыми (Шмалкальденская война, начало 1546 год).
Литургический цвет дня Аугсбургского Вероисповедания - красный как цвет Святого Духа (см. Пятидесятница), но и как цвет крови мучеников, казненных на кострах и в пыточных инквизиции и в некоторых странах мира до сих пор убиваемых государственными органами за стремление быть верными Божьему Слову.